Байки из Ле-Мана.
Удивительные истории легендарного марафона
«24 часа Ле-Мана» – одна из старейших и самых знаменитых гонок на планете. Ее история окутана легендами. Каких только невероятных историй не случалось на кольце Сарт за без малого сто лет. О нескольких из них мы решили рассказать в преддверии 87-го по счету марафона.
Жвачка в помощь
В «24 часах Ле-Мана» 1933 года со старта уверенное лидерство захватила Alfa Romeo под управлением Тацио Нуволари и Раймона Соммера. Но вскоре после середины дистанции на их машине от вибраций пробило бензобак. Соммер дотянул до боксов, но так как подходящего герметика под рукой не нашлось, смекалистые механики просто залепили трещину в баке куском жвачки!

Экипаж потерял на этом ремонте не только лидерство, но и целый круг относительно соперников. Нуволари бросился отыгрывать отставание. Утром великий итальянский гонщик снова уверенно лидировал. После очередной смены пилотов из пробоины опять потек бензин. Механики применили уже проверенный способ «ремонта» и Нуволари второй раз бросился догонять ушедших вперед соперников.

Девять раз во время этой погони Тацио побил рекорд круга и на последнем вырвал-таки победу, которая стала единственной в карьере Нуволари.
«Пьяная» гонка
В 1953 году команда Jaguar выставила на 24-часовую гонку в Ле-Мане три экипажа, но поскольку желающих стартовать оказалось необычайно много, дуэт Тони Рольта и Дункана Хэмилтона (никакого родственного отношения к действующему чемпиону Ф1 он не имеет) пришлось заявить в качестве запасных. Выйти на старт они могли только в том случае, если кто-то из основных экипажей откажется стартовать. Когда же к вечеру пятницы оказалось, что таковых нет, Тони с Дунканом с легкой душой отправились в ближайший бар и хорошенько там набрались.

Очевидцы утверждали, что Рольт и Хэмилтон покинули питейное заведение только к утру. И именно тогда их нашел менеджер Jaguar, сообщив, что команде удалось-таки договориться об их участии в гонке.

Хотя до старта гонки оставалось еще около 10 часов, окончательно протрезветь им так и не удалось, и когда на старте Рольт бежал к машине, его заметно покачивало. Лишь через час встречный ветер окончательно протрезвил Тони, и он с удивлением обнаружил, что идет третьим. А к финишу уже абсолютно трезвые Хэмилтон и Рольт и вовсе примчались первыми, да к тому же еще и установили рекорд, впервые в истории Ле-Мана преодолев рубеж средней скорости в 100 миль в час.
Сольное исполнение
История «Ле-Мана» знает случаи, когда пилоты пытались преодолеть дистанцию в одиночку – в первые десятилетия существования марафона это не запрещалось правилами. В 1935 году Раймон Соммер из-за болезни напарника пытался преодолеть всю дистанцию самостоятельно, и поначалу даже лидировал, но к утру вынужден был сойти из-за засорившегося бензопровода. Тремя годами раньше тот же Соммер выиграл «24 часа Ле-Мана» в паре с Луиджи Чинетти, но при этом на протяжении 20 часов сам находился за рулем.

В 1952-м преодолеть суточный марафон в одиночку решил Пьер Левег. И план почти сработал. За счет более быстрых пит-стопов, ведь ему не нужно было меняться с напарниками, француз захватил лидерство и за час до финиша опережал ближайших преследователей почти на три круга. Победа была совсем рядом, однако усталость начинала сказываться. Пьер все чаще ошибался и выскакивал всеми четырьмя колесами на обочину. А за 50 минут до финиша почти засыпающий Левег допустил роковую ошибку при переключении передач – и мотор на его Talbot этого не выдержал…

Кстати, среди победителей «Ле-Мана» рекордсменом по продолжительности «одиночной гонки» является Луи Розье, выигравший марафон 1950 года, проведя за рулем в общей сложности 23 часа 40 минут. Лишь на пару кругов он передал руль Talbot-Lago своему сыну Жан-Луи.
На одной передаче
Одна из самых удивительных побед была одержана в Ле-Мане в 1938-м. Примерно через восемь часов после старта, когда трассу уже окутали сумерки, к боксам Delahaye медленно подкатил Жан Тремуле. Раздосадовано он сообщил своей команде, что придется сойти с дистанции – на машине развалилась коробка передач – осталась только одна прямая передача. Механики уже покатили машину в паддок, как их остановил второй пилот Эужен Шабо. Он запрыгнул в автомобиль и, к удивлению всей команды, вернулся на трассу!

Но самое удивительное, что даже оставшись с одной прямой передачей, Шабо и Тремуле стали догонять лидеров. К утру они были уже третьими, затем — вторыми, а когда незадолго до финиша на лидировавшей Alfa Romeo из-за вытекшего масла заклинило мотор, французы вышли в лидеры и одержали, быть может, самую невероятную победу в истории суточного марафона на кольце Сарт, две трети дистанции преодолев на единственной передаче.
Пешком к победе
Старт типа «Ле-Ман» долгое время был неотъемлемой частью французской гонки и добавлял ей шарма. По сигналу стартера пилоты бежали через старт-финишную прямую к своим машинам, заводили моторы и отправлялись на дистанцию.

В Porsche из-за этого решили устанавливать личинку замка зажигания слева, чтобы пилот, запуская мотор левой рукой, правой «втыкал» первую передачу. Великий Стирлинг Мосс разработал собственную процедуру: он запускал двигатель уже с включенной передачей и проезжал первые метры гонки на стартере. Естественно, на ремни безопасности пилотам рук и времени не хватало, из-за чего в начальной стадии марафона часто случались фатальные аварии.

Безопасности тогда уделяли совсем мало внимания, но изменить ситуацию решил Жаки Икс. На старте гонки 1969 года бельгиец не побежал к своей машине, как все, а степенно прошествовал через трассу (и чуть не был сбит рванувшей с места машиной соперника), сел за руль, пристегнул ремень безопасности и только после этого тронулся с места. На первом же круге той гонки в аварии погиб Джон Вулфи на Porsche 917. А Жаки Икс финишировал первым, одержав свою первую из шести побед в Ле-Мане.

И Икс добился своего: в следующем году процедуру старта изменили. Машины по-прежнему выстраивались елочкой возле пит-уолла, но пилоты до старта уже сидели за рулем с пристегнутыми ремнями безопасности. В наши дни классический «ле-мановский» старт используется только в мотогонках на выносливость, где гонщикам пристегиваться не нужно.

Текст: Сергей Беднарук